Советский город будущего или сослагательное наклонение истории (г. Алматы)

город 04.10.2017

Советский город будущего или сослагательное наклонение истории (г. Алматы)

Анна Гураевская

Иллюстрации: Тото Мурзахметов

Статья из журнала Лаборатории СИ «Город: made by…» (Бишкек, 2017)

История микрорайона, о котором я хочу рассказать, по-особенному трогает мое сердце, и каждый день, проходя по его улицам, я по-детски фантазирую о том, как все сложилось бы для Самала, если бы в августе 1991 года самая большая страна в мире не прекратила своего существования. Но мы знаем, что у истории нет сослагательного наклонения, поэтому я просто проведу параллель между тем, что должно было случиться согласно проекту и тем, что было реализовано фактически.

В начале 80-х годов в Алма-Ате началось строительство нового жилого района, который должен был покончить с однообразной застройкой спальных микрорайонов. Начнем с того, что проект по строительству Самала был достаточно дорогостоящим. Его реализация стала возможной благодаря хорошим личным отношениям первого секретаря ЦК КП Казахстана Динмухамеда Кунаева с руководителем СССР Леонидом Брежневым. Архитектор Алмас Ордабаев вспоминает, что проект утверждали на союзном уровне. Предполагалось, что здесь будет сформирован новый центр города с передовой жилой застройкой и целым рядом крупных культурных, спортивных, общественных и административных объектов. Архитекторы опробовали здесь новые типы домов, обеспечивающие относительно высокое качество жизни. Предполагалось, что жилая площадь квартир в домах будет увеличена до 12-20 квадратных метров на одного человека. Это почти в два раза больше нормативов того времени – 9 квадратных метров на человека. Конструкция домов отличалась высокой прочностью.

Архитекторы Самала разработали множество новаторских решений по техническому и бытовому обслуживанию жителей. Самые смелые идеи, вроде пневматического удаления мусора, так и не были воплощены, однако кое-что все же было реализовано. «Предполагалось, что все коммуникации района, включая свет, воду и газ, должны будут разместиться в подземных каналах. Это тоннели высотой в человеческий рост, имеющие выходы наружу. Таким образом, для того чтобы произвести ремонт труб, строителям не пришлось бы перекапывать дворы и улицы, как это делается сейчас. Мастеру было бы достаточно пройти в тоннель и заменить там необходимый участок. Несколько подобных тоннелей было построено в районе Самал-1», – вспоминает архитектор Мэлс Сафин.

Одно из главных отличий Самала от других районов города заключается в частичном возврате к квартальному типу застройки домов. Микрорайонная застройка предполагает свободное рассредоточение домов по территории и образование больших общественных пространств между ними, не привязанных к конкретным домам. Долгие годы такой подход считался оправданным, однако со временем стало понятно, что эти пространства воспринимаются жителями как «ничейные», не обустраиваются и превращаются в пустыри, либо стихийно огораживаются заборами. В отличие от микрорайонной, планировка по квартальному принципу предполагает разделение района на небольшие участки сеткой внутриквартальных проходов, пешеходных и городских улиц. Дома квартала, стоящие по периметру, образуют замкнутые дворики. При планировании Самала архитекторы уделяли серьезное внимание рациональному планированию внутренних дворов. Они были четко поделены на спортивные и игровые зоны, а также места парковки автомобилей. Еще одна характерная черта Самала – широкие тротуары с озеленением. Их заложили за счет большого отступа жилой застройки от красной линии улиц. Наиболее явно такой подход выражен в микрорайоне Самал-1, где на широкой аллее вдоль улицы Жолдасбекова помещаются тротуар, велодорожка, места для отдыха и игровые площадки.

В середине 80-х годов было принято решение построить здесь универсальный спортивно-зрелищный комплекс, рассчитанный на 10 500 мест. Его спроектировали архитекторы «Алматыгипрогор» А.С. Кайнарбаев и М.Ф. Жаксылыков. Его зал был рассчитан на проведение различных соревнований, заливку катка для хоккейных матчей и фигурного катания, организацию масштабных концертов. Сооружение имело уникальную конструкцию – вантовая крыша крепилась к четырем опорам, не создавая нагрузки на здание. В 1995 году строительство было заморожено. Здание уже стояло в черновой отделке, были готовы трибуны. Несмотря на это, оно было снесено в 2006 году. Вместо него построили ТРЦ Dostyk Plaza, торговый центр с площадью 134 000 кв. м., который  посещают до 35 тысяч человек каждый выходной.

Еще один нереализованный проект – школа комсомола, которая должна была разместиться на углу улиц Фурманова и Жолдасбекова. Нереализованность проекта вполне объяснима – сменилась эпоха, и самоопределение ВШК (Высшей школы комсомола) кажется в наше время архаизмом: «Высшая школа комсомола – высшее учебное заведение, готовящее кадры для работы в комсомольских организациях, зональных и республиканских комсомольских школах, молодежных газетах, редакциях радио и телевидения и др.».

Первая ВШК была открыта в 1969 году на базе Центральной комсомольской школы (ЦКШ) при ЦК ВЛКСМ (основанной в 1945 году). Приём в ВШК производился по рекомендациям ЦК ЛКСМ союзных республик, бюро обкомов и крайкомов комсомола. В составе первой ВШК было несколько факультетов: факультет истории и коммунистического воспитания, факультет комсомольской работы; аспирантура и 14 кафедр (в том числе теории и практики комсомольской работы, истории ВЛКСМ, массово-политической и культурно-просветительной работы, пионерской работы и др.). Кроме того, школа была оснащена научно-исследовательскими лабораториями конкретных социологических исследований, обобщения и анализа информации (с вычислительным центром) и истории ВЛКСМ. На территории школы размещался спортивный комплекс – стадион, плавательный бассейн, летний спортивный лагерь и др.; библиотека (свыше 300 тыс. томов книг). Выпускники факультета истории и коммунистического воспитания защищали дипломные работы, сдавали государственные экзамены и получали диплом о присвоении квалификации преподавателя истории и обществоведения, методиста по коммунистическому воспитанию.

Понятно, что для подобного проекта в 80-е годы не было уже «ни базиса, ни надстройки».

Выбор здания, которое появилось на месте потерявшей свою значимость Школы комсомола, был продиктован временем – торговый центр. Так, в Самале появился «Рамстор». Проект был революционным, и новое здание абсолютно не вписывалось в представления людей о месте, где совершаются покупки. Алматинцы и гости города, успевшие побывать в «Рамсторе», с восторгом рассказывали: «Там внутри есть кинотеатр! И каток!». Казахстанцы удивлялись и восторгались, реакция же заезжих иностранцев была несколько иной. Их не удивлял кинотеатр, каток, яркие витрины с незнакомыми в то время казахстанцам товарами. Их внимание привлекло совершенно другое – в супермаркете дежурили охранники с автоматами. «Для чего это?», – в ужасе вопрошали иностранные гости. «Чтобы не было воровства», – спокойно объясняли местные. Ответ порождал новый вопрос: «А что случится, если человек схватит палку колбасы и побежит? По нему откроют автоматную очередь?». Этот небольшой пример показывает, что конкретный временной период и его характерные черты неминуемо отражаются не только на выборе проектов при застройке, но даже на том, как построенные здания будут обустроены, и как они будут выглядеть изнутри.

Мне хотелось бы упомянуть еще одно здание микрорайона Самал – школу № 131 им. Б. Момышулы. Большинство школ в СССР строилось по типовым проектам. Вследствие, те, кто учился в школе Советского периода, легко могли почувствовать себя в роли героев фильма «Ирония судьбы» – переходя из школы в школу, или даже переезжая из города в город, ученики меняли лишь одноклассников и учителей. Здания школ, их внутреннее устройство и даже парты со стульями оставались теми же. Делало ли это адаптацию в новой школе более легкой? Возможно. Делало ли это мышление учеников таким же типовым? Вполне возможно. Делало ли это (в совокупности с полным отсутствием ярких красок) процесс обучения более скучным и менее эффективным?

Так вот, алматинский архитектор Марат Жаксылыков, видимо, задумался об этом, когда проектировал школу № 131 им. Б. Момышулы. Нетиповое здание школы было рассчитано на 44 класса, посередине школы размещался внутренний двор, школа была снабжена световыми фонарями.

В 1990-е и 2000-е годы в Самале начали возводить бизнес-центры и жилые комплексы, абсолютно не соответствующие по стилю первоначальной застройке. Застройщики выкупали любой свободный клочок земли в престижном районе.

Из образцового «микрорайона мечты» Самал постепенно превратился в ничем не выделяющуюся жилую застройку. Так прообраз советского города будущего не стал реальностью, но однозначно, стал началом совсем новой истории.

 

Источники:

  1. Антонов, Святослав. 2016. Алма-Ата, которой не было: Микрорайон Самал. Vox Populi. Алматы.
  2. Ордабаев, Алмас. Фотографии и эскизы из личного архива.