Ментальный образ города (г. Ош)

город 05.09.2017

Ментальный образ города (г. Ош)

Диана Ухина

Материал из журнала Лаборатории СИ «Город: made by…», ментальные карты созданы в рамках семинаров образовательной программы «Лаборатория городских исследований» в Оше (апрель, 2017).

Ментальная карта – одна из форм понимания и осмысления города через отражение его восприятия и личного опыта проживания в нем. Создание ментальных карт имеет широкое распространение в исследовательских практиках разных дисциплин: архитектура, психология, урбанистика и др.[1]

Ментальная карта – это продукт обобщения индивидом образа пространства, зафиксированный на бумаге или другом носителе. Обращаясь к методу ментальных карт, мы понимали, что это лишь одна форма ментальной карты из множеств, т.к. в различных дисциплинах фокус, задаваемые рамки и технические параметры к карте разнятся в зависимости от целей исследования. В нашем случае ориентация была на участников программы, их восприятие и интерпретацию, как задания, так и сложившегося образа города за тот период, что они проживают в нем, и ориентация на художественный подход в исследовании, который, не являясь академическим, может включать в себя больше субъективности, биографичности и поля для интерпретации. Кроме того, нужно отметить, что образ города в восприятии человека неравен карте, которую он делает, т.к. образ  является более сложным, а карта – некоторым его упрощением и выявлением отдельных мест, которые создатели карт захотели показать тем, кто ее запрашивает.[2]

В рамках Лаборатории в Оше участники создавали свои ментальные карты, в которых должны были отразить наиболее знаковые для них места в городе и ассоциации, соединения между местами, а также указать границы города. На карте оказалось много точек пересечения, т.е. в их восприятии город создается повторяющимися знаковыми местами.

Говоря о выстраивании личной связи с городом, стоит отметить, что, чем больше социальных связей у горожан, тем больше точек они фиксируют. То есть, наша активность и коммуникация влияют на увеличение мест нашего пребывания в городе и его восприятия. В различные периоды жизни маршруты и цели, к которым эти маршруты ведут, разнятся и меняют эмоциональные связи с местностью. Например, знаковое место в детстве (допустим, школьный двор) становится эмоционально окрашенным ностальгией, а в период детства оно было заряжено иной эмоцией.[3]

Эш Амин и Найгель Трифт в своей статье «Внятность повседневного города» говорят о том, что «мы устанавливаем наличие города по проложенным путям и выстраиваем вокруг них представления о знакомом городе». Эти своеобразные отпечатки городских следов, которые наслаиваются друг на друга – траектории движения пешеходов, пассажиров, детей, туристов и др. – составляют разностороннюю сложную сеть, ритмы, формирующие индивидуальность, смешанность города. Анри Лефевр (французский теоретик и социолог) отмечает, что ритмы – это не только то, что мы видим, обоняем, осязаем, но также то, что оформляет городскую повседневность и при этом является невидимым: правила дорожного движения, начало утренней активной жизни города и его завершение вечером, круглосуточные магазины и т.д.[4]

На основании обобщения ментальных карт участниц и участников Лаборатории выделены культурные коды Оша: коллективный ментальный образ города, устойчивый и сложно изменяемый во времени. Упрощая понятие, культурный код города – это наполненное смыслами, идеями знаковое место или явление для его горожан, то, с чем город ассоциируется. У каждого городского жителя и жительницы в восприятии города свой «набор» культурных кодов, которые пересекаются с кодами других людей, создавая коллективный образ города, а также это «набор» индивидуальных кодов. Согласно Кевину Линчу (американский специалист по городскому планированию) в книге “The image of the City” такой групповой образ города позволяет нам взаимодействовать с окружающей средой и контактировать с другими людьми.[5] Индивидуальные же культурные коды связаны, в том числе, и с особенностями деятельности людей – место учебы, работы, основное занятие, предпочитаемые развлечения и формы социализации. Например, культурный код «Сулайман-Тоо» является одним из самых сильных в городе Ош, чаще всего город ассоциируется именно с этим местом. А вот «Госрегистр» или «Стадион» реже вспоминаются и являются более индивидуальными культурными кодами. Таким образом, история, функция места, его связь с существующими повседневными практиками, а также его репрезентация вовне (для туристов, например) влияют на степень «выраженности» кода.

Карта культурных кодов города Ош дополнена серией аудиозаписей наиболее сильных кодов – река Ак-Буура, район Араванская, Арка и комплекс на въезде в город с юго-восточной стороны  (Восточные ворота города Ош «Кыргыз кочу»), Базар, Ошский государственный университет, гора Сулайман-Тоо, парк Навои и т.д.[6] Некоторые из этих пространств имеют монотонный звук, например, проезжающих машин, периодически разбавляемый тишиной (Арка и комплекс на въезде в город). Другие же места, такие как базар, имеют широкую полифонию звуков – голоса детей, взрослых, покупателей и продавцов, речь на нескольких местных языках и др. То есть, городской ландшафт, его социальная, культурная и экономическая организация влияют на то, какие звуки преобладают в определенной местности. Находясь в городе постоянно, мы не всегда замечаем особенности его звучания, и «слух» извне может помочь увидеть и услышать привычное пространство по-иному. Например, комментарий, что так удивительно слышать пение птиц в центре города, может заставить его услышать.

Таким образом, городское пространство в повседневном переживании, с одной стороны, обрывочно, узко и биографично, когда каждый человек воспринимает его индивидуально через воспоминания, значения и призму своего присутствия. С другой стороны, оно наполнено наложением смыслов, звуков, запахов, траекторий, которые можно для себя открывать и осваивать независимо от того как долго ты живешь в конкретном городе и что важнее – участвовать в их создании.

 

Источники:

  1. Линч, Кевин. 1982. Образ города. – М., Стройиздат.
  2. Веселкова, Наталья. 2010. Ментальные карты города: вопросы методологии и практика использования. Cоциология: 4М. № 31.
  3. Эш Амин, Найгель Трифт. 2002. Внятность повседневного города. Логос.
  4. Глазков, Константин. 2015. Ментальные карты: ограничения метода и образ «чужого» в малом городе. Журнал социальных исследований.
  5. Оже, Марк. 1999. От города воображаемого к городу-фикции. Художественный журнал N°24.

 

Ментальные карты и карта культурных кодов Оша участников/ц Лаборатории городских исследований

Сбор материала по г. Ош: Айпери Ахумбаева

Иллюстрации: Джошик Мурзахметов

Ментальная карта. Ажибай Пайзидин уулу
Ментальная карта. Айгуль Аликанова
Ментальная карта. Айпери Ахумбаева
Ментальная карта. Жибек Жорокулова
Ментальная карта. Салик Исаков
Ментальная карта. Салима Абдумомун
Ментальная карта. Мээрим Чырмалиева

 

Карта культурных кодов. Джошик Мурзахметов

 

[1] Веселкова, Наталья. 2010. Ментальные карты города: вопросы методологии и практика использования. Cоциология: 4М. № 31.

[2] Глазков, Константин. 2015. Ментальные карты: ограничения метода и образ «чужого» в малом городе. Laboratorium. Журнал социальных исследований.

[3] Оже, Марк. 1999. От города воображаемого к городу-фикции. Художественный журнал N°24.

[4] Амин, Эш. Трифт, Найгель. 2002. Внятность повседневного города.  Логос.

[5] Линч, Кевин. 1982. Образ города. – М., Стройиздат.

[6] https://soundcloud.com/laboratoria-ci