Право на город

город 01.09.2017

Право на город

Фатима Якупбаева (Директор юридической компании ПРЕЦЕДЕНТ)

Статья из журнала Лаборатории СИ «Город: made by…» (Бишкек, 2017).

Оговорюсь сразу: в своей статье я рассматриваю «право на город» в собирательно-правовом смысле. Хотя бы потому, что законодательство Кыргызстана в сфере городского пространства не содержит в себе дословного указания «права на город» как одного из множества прав, гарантированных и регламентированных нормативными актами. Однако отсутствие прямого нормативного указания не свидетельствует об отсутствии регулирования возникающих отношений граждан по использованию городского пространства. К таковым можно отнести, по меньшей мере, право на благоприятную окружающую среду, на свободу мирных собраний, право на доступ к информации, на участие в публичных слушаниях и т.д.

Французский социолог и философ, теоретик неомарксизма Анри Лефевр в своей книге «Le Droit à la ville» («Право на город»), вышедшей в свет в прогремевшем студенческими беспорядками Париже в 1968 году, сформулировал одноимённую концепцию, где основной идеей выступает «спрос [предъявляемый жителями города] на обновленное, расширенное право на доступ к городской жизни». Согласно Лефевру, создание городского пространства обязательно должно включать в себя преобразование общественных отношений в уже существующем жилом пространстве. Содержание этого процесса должно быть чем-то гораздо большим, чем просто планировка физического пространства. Право на активное участие в создании городского пространства и доступ к нему Лефевр как раз и называет этим словосочетанием – «право на город».

 Структура концепции  «права на город»

«Право на город» включает в себя два неразрывно связанных аспекта: «право на участие» (the right to participation) и «право на присвоение» (the right to appropriation).[1] О причинах этой неразрывности кратко уже было сказано выше.

«Право на участие» предполагает, что горожане, ради которых и реализуются любые преобразования, должны участвовать в принятии всех решений, связанных с созданием городского пространства. Согласно «праву на город», граждане должны сами принимать решения по широкому кругу задач общественной жизни в городской среде – независимо от их сложности и масштабов. Даже когда фирмы, действующие в городе, решают вопросы инвестирования (хотя, казалось бы, в этой сфере прерогатива принадлежит, прежде всего именно им), эта повестка дня должна непременно включаться в сферу «права на город», так как играет важную роль, и неизбежно оказывает воздействие на производство городских пространств. Как раз, таким образом, горожане получают «место за столом переговоров» и «прямой голос» в процессе принятия решений – в противовес опосредованному участию в производстве общественных пространств, когда жители выступают «всего лишь» налогоплательщиками и участвуют в голосованиях, что обычно и практикуется в демократических странах.

«Право на присвоение» включает в себя право на физический доступ к городским пространствам и их использование. Важно то, что это право не просто занимать уже существующие пространства, но и создавать и преобразовывать их таким образом, чтобы они отвечали потребностям людей. Полезность пространства для горожан становится главным критерием при принятии решения о его создании.[2] Формы участия граждан в решении городских вопросов регламентированы национальным законодательством Кыргызстана довольно хорошо, но уровень активного и проактивного участия горожан в формировании политики «собственной» градосферы – это совершенно другое дело.

«Право на присвоение» городского пространства (рассматривая его сквозь призму концепции Лефевра) – предмет острой дискуссии. С одной стороны, в условиях рыночной экономики, когда частная собственность расширяет свои границы во всех сферах и аспектах, уже  сложно говорить о «вседоступности» общественного городского пространства. С другой стороны, доступность инфраструктуры современного города должна не только оставаться незыблемой, но и неуклонно становиться полезнее, обеспечивая доступ к городской среде в равной степени для всех жителей. И необходимо уделять  при этом особое внимание защите земель особо охраняемых природных территорий – таких как земли государственных заповедников, природных национальных парков, заказников (за исключением охотничьих), памятников природы, ботанических садов, дендрологических и зоологических парков, природных территорий оздоровительного назначения и других охраняемых объектов.

Чтобы определить баланс и механизм исполнения/принуждения «права на город» можно взять за основу наличие/отсутствие объективного публичного/общественного интереса, а также прогноз последствий для  городской среды в случае игнорирования общественного интереса. При наличии общественного интереса законом допускается возможность инициирования судебного разбирательства по защите права на благоприятную окружающую среду. В ситуациях нарушения прав на мирные собрания или доступа к информации и вовсе можно апеллировать к суду по поводу нарушения конституционных прав и гарантий конкретного гражданина.

Право на благоприятную окружающую среду

Статья 48 Конституции Кыргызской Республики гарантирует соблюдение права каждого на благоприятную для жизни и здоровья экологическую среду, в том числе на возмещение вреда, причиненного здоровью или имуществу действиями в области природопользования. При этом, как и любая правовая  норма, она устанавливает обязанность, которая выражается в бережливом отношении к окружающей природной среде, растительному и животному миру.

В 1999 году был принят специальный закон «Об охране окружающей среды». Он определяет политику и регулирует правовые отношения в области природопользования и охраны окружающей среды в Кыргызской Республике. Существует административная и уголовная ответственность за определенные деяния, связанные с нарушением обязанности бережливого отношения.

Кодексом об административной ответственности (далее — КоАО) определено 26 административных правонарушений в сфере охраны окружающей среды и использования природных ресурсов. К ним относятся: «Непринятие мер по восстановлению окружающей природной среды» (статья 164); «Выброс (сброс) загрязняющих веществ в окружающую природную среду, размещение отходов, физическое и иное вредное воздействие на природную среду без разрешения» (статья 167); «Выпуск в эксплуатацию транспортных и других передвижных средств с превышением нормативов содержания загрязняющих веществ в выбросах» (статья 172) и ряд других.

Уголовная ответственность чаще всего связана с большей опасностью для общества и «комплексностью» действий. При этом Уголовный кодекс предусматривает ответственность за 15 деяний, признаваемых экологическими преступлениями, к  таковым относятся: «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов» (статья 266); «Уничтожение или повреждение леса и иных объектов природы» (статья 270); «Загрязнение вод» (статья 271); «Загрязнение атмосферы» (статья 272) и ряд других.

Право на мирные собрания

Статья 34 Конституции Кыргызской Республики гарантирует, что каждый имеет право на свободу мирных собраний. Никто не может быть принужден к участию в собрании. В целях обеспечения проведения мирного собрания каждый вправе подать уведомление в органы власти за 12 дней до предполагаемой даты собрания. Не допускается запрет и ограничение проведения мирного собрания, а также отказ в его надлежащем обеспечении ввиду отсутствия уведомления о проведении мирного собрания, несоблюдения формы уведомления, его содержания и сроков подачи. Организаторы и участники мирных собраний не несут ответственности за отсутствие уведомления о проведении мирного собрания, несоблюдение формы уведомления, его содержания и сроков подачи.

В 2012 году принят Закон «О мирных собраниях», который более подробно регулирует общественные отношения, связанные с реализацией права каждого на мирные собрания. устанавливает запрет на принятие подзаконных нормативных правовых актов, ограничивающих право на свободу мирных собраний.

Право на доступ к информации

Статья 33 Конституции Кыргызской Республики гарантирует свободу поиска, получения, хранения, использования информации и распространения её устно, письменно или иным способом. При этом право на доступ к информации не является абсолютным и подлежит ограничениям, установленным отдельными законами, такими как: «О защите государственных секретов», «О коммерческой тайне», в Семейном кодексе (в части, тайны усыновления/удочерения) и другими законами.

В 2006 году был принят Закон «О доступе к информации, находящейся в ведении государственных органов и органов МСУ». Он предусматривает 6 способов предоставления  информации:

1) опубликование и распространение соответствующих материалов, в том числе на официальном или специализированном сайте;

2) проведение информационно-разъяснительной работы в средствах массовой информации по принятым социально значимым решениям, в том числе нормативным правовым актам, возлагающим новые обязанности на граждан, юридических лиц, устанавливающим или усиливающим ответственность;

3) предоставление информации физическим и юридическим лицам на основании их запроса;

4) обнародование информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;

5) обеспечение непосредственного доступа к документам и материалам государственных органов и органов местного самоуправления;

6) обеспечение непосредственного доступа к открытым заседаниям государственного органа и органов местного самоуправления.

Последний способ предоставления информации представляет собой обеспечение права на участие в публичных слушаниях. Механизм исполнения каждого из вышеуказанных способов регламентирован Законом «О доступе к информации, находящейся в ведении государственных органов и органов МСУ».

Выводом многоплановых и многолетних дискуссий о «праве на город», вероятно, можно признать суждение, что такое право означает «как можно больше справедливости и защиты окружающей среды». Для большинства людей «право на город» – это право на лучшую, более «человечную» жизнь в условиях капиталистического города и общества  представительной демократии.[3]

Наступление юридической ответственности за нарушение «права на город» происходит в зависимости от события, характера и вины нарушителя или обстоятельств наступления нарушения. Нарушителями гражданского «права на город» обычно и выступают должностные лица и, именно для них в судебном порядке действует принцип «презумпции виновности государственной власти». В странах с развитой правовой системой и, следовательно, высоким уровнем правосознания, есть «железный аргумент»: любой чиновник, обладатель даже не самой высокой должности защищён не только широким кругом своих официальных полномочий, но и всей мощью писаных и неписаных привилегий, безотказной силой административного ресурса. Вот почему доказывать в суде свою правоту, обоснованность и правомочность своих действий должны, прежде всего, чиновники. Юридическая ответственность для должностных лиц предусмотрена в дисциплинарной, административной и гражданской видах ответственности.

В заключение полагаю необходимым подчеркнуть постулат о неотчуждаемости «права на город» как в юридическом, так и философском смыслах. Как отмечал известный англо-американский географ Дэвид Харви: «Неотчуждаемое «право на город» стоит того, чтобы за него бороться. Говорят, что «городской воздух» делает свободным. Сейчас этот воздух загрязнен. Но его всегда можно очистить». Из этих выводов, которые сделаны после весьма основательных рассуждений Дэвида Харви в его работе «Right to  the City» (Право на город), следует мысль о важности наличия качественных знаний и достаточных сил для защиты благоприятной окружающей среды. В завершение своей работы «Right to  the City» Дэвид Харви приводит стихотворные  строки знаменитого немецкого драматурга  Бертольта Брехта, которые, на мой взгляд, вполне уместны и в этой статье:

…Нужно многое, чтобы изменить мир:

Возмущение и стойкость, знание и недовольство,

Быстрая инициатива, долгие размышления,

Холодное терпение и бесконечное упорство,

Понимание отдельного случая и видение всей картины,

Только уроки реальности могут научить нас преобразовывать реальность.

 

Использованная литература и  нормативные правовые акты:

  1. Лефевр, Анри. Производство пространства / Пер. с фр. И. Стаф. — М.: Strelka Press
  2. Environment and Planning. https://ru.wikipedia.org/
  3. Конституция Кыргызской Республики от 27.06.2010 года (с изменениями от 28.12.2016)
  4. Кодекс Кыргызской Республики об административной ответственности (с изменениями и дополнениями по состоянию на 28.04.2017)
  5. Закон Кыргызской Республики Об охране окружающей среды (по состоянию на 25.07.2016)
  6. Уголовный кодекс Кыргызской Республики (с изменениями и дополнениями по состоянию на 10.05.2017)
  7. Закон Кыргызской Республики “О мирных собраниях” (по состоянию на 23.05.2012)
  8. Закон О доступе к информации, находящейся в ведении государственных органов и органов МСУ (по состоянию на 27.08.2016)
  9. Харви, Дэвид. 2008. Право на город. Логос http://www.intelros.ru/pdf/logos_03_2008/04.pdf

 

[1] Лефевр, Анри. Производство пространства / Пер. с фр. И.Стаф. М.: Strelka Press

[2] Лефевр, Анри. Производство пространства / Пер. с фр. И. Стаф. – М.: Strelka Press

[3] Environment and Planning  https://ru.wikipedia.org/